kuzimama: (Default)
у меня сложно-невнятное и, в то же время, дифференцированное отношение к копирайту. худлит какой или тв–сериалы - нет проблем заплатить автору, твой выбор и в твое удовольствие/неудовольствие.
с патентами давно все в порядке, никому не платишь, читай, слепи глазки.
а вот с научной литературой действительно бяда!
ищешь–ищешь, находишь ссылочку на журнал, а там лишь краткая аннотация того, что под $40–вым забором (за одну публикацию). по аннотации не понять: то ли, что ты ищешь (пару раз накалывался, оплачивая и заказывая, и отправляя немедла в мусорку!).
была щелочка, даже две: 1. зайти к знакомому прохвессору в универ и с его разрешения порыться в его "доступе" и 2. поехать в университетску библиотеку, где тебе выдадут бумажку с временным (тогда было на один лишь час!) доступом к их подпискам.
1 со временем становится неловко, а 2 с самого начала слишком маломинутным: по диагонали еще успеешь 5–10 ссылок просмотреть, заранее себе посланных на мыло и открыв его на библиотечном компе еще до обращения за паролем к библиотекарям – время-деньги! - и оставалось лишь делать копи-пэйст найденного в свое мыло, а уже на работе разбираться: годидзэ–никудадзэ.
но со временем то ли браузеры отказались копировать открываемый текст, то-ли еще какие приблуды выскакивали – долго ли, коротко ли, народ перестал пользоваться библиотекой – там и парковка недаром, и времени съедает, и толку нет.
так мы оказались отрезаными от не только современной, а и от старинной научной литературы/информации.

не влезая в дискуссии по поводу александры, просто горюю: от акул капитала скрыться некуда.
в свое время ситуация называлась "информационный империализм", если кто помнит.

зы: этот же самый империализм скоро будет (деньги на "министерство правды" уже выделены!) у нас везде. а потом империалистические войны и революции.
мне будет не до того: очки или челюсть найти - и то праздник! - а молодых жаль.
kuzimama: (bad-to-the-bone)
исключaя страх, употребление в книгах слов, относящихся к эмоциям,  неуклонно снижалoсь на протяжении последнего столетия.
американский ангельский за последние 50 лет определенно стал более "эмоциональным", чем британский English.
Books contain fewer words about feelings
kuzimama: (Default)
а ведь этот пассажир 1-го класса – фигура вполне неприятная. едок антон палыч, едок, но справедлив.
kuzimama: (Default)
а ведь этот пассажир 1-го класса – фигура вполне неприятная. едок антон палыч, едок, но справедлив.
kuzimama: (Default)
с детства не перечитывал, а тут перечел «Пассажир 1-го класса» тов. а.п. чехова.
сспадибожежмой! какой, однако, едкий старикашка этот а.п.чехов!
kuzimama: (Default)
с детства не перечитывал, а тут перечел «Пассажир 1-го класса» тов. а.п. чехова.
сспадибожежмой! какой, однако, едкий старикашка этот а.п.чехов!
kuzimama: (Default)
(обмениваемся поздравлениями с приятелем из израиля)

- осенью приезжай, пойдем на рябчиков!
- или ты ко мне, пойдем на арабчиков!
kuzimama: (Default)
(обмениваемся поздравлениями с приятелем из израиля)

- осенью приезжай, пойдем на рябчиков!
- или ты ко мне, пойдем на арабчиков!
kuzimama: (Default)
(via alex_andro => doctor_livsy)

Достоевский Федор Михайлович. Дневник писателя. Сентябрь - декабрь 1877 года.

"... по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому - не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными!

И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет, - у них характер в этом смысле как у всех, - а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут.

Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают.

Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия проглотила бы их тотчас же, "имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени".

Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее.

О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению.

Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия - страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.

У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в (...страну по вкусу...) и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний (...фамилию по вкусу...) согласился наконец принять портфель президента совета министров.

России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества.

Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать. Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит - Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство...."
kuzimama: (Default)
(via alex_andro => doctor_livsy)

Достоевский Федор Михайлович. Дневник писателя. Сентябрь - декабрь 1877 года.

"... по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому - не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными!

И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет, - у них характер в этом смысле как у всех, - а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут.

Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают.

Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия проглотила бы их тотчас же, "имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени".

Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее.

О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению.

Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия - страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.

У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в (...страну по вкусу...) и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний (...фамилию по вкусу...) согласился наконец принять портфель президента совета министров.

России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества.

Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать. Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит - Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство...."

Profile

kuzimama: (Default)
kuzimama

July 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
91011 1213 1415
1617 1819 202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios